Алла Баянова

0_64cf1_1f78c330_XL

Избранница судьбы

18 мая исполнится сто лет со дня рождения легенды музыкального Олимпа – певицы Аллы Баяновой, не дожившей всего три года до своего юбилея. Судьба одарила ее дивной внешностью, актерским и певческим талантом, отпустив для его реализации 97 лет. 88 из них Алла Николаевна провела на сцене.

Чудо-ребенок
Алла Левицкая родилась 18 мая 1914 года в Кишиневе. Евгения Скородинская, мать Аллы, одно время танцевала в кордебалете. Николай Левицкий, отец будущей певицы, обладая великолепным баритональным басом, учился в Риме у знаменитого итальянского певца-баритона Антонио Котони. Вернувшись в Бесса­рабию, выступал на оперной сцене Одессы, Киева, Кишинева. Вскоре Николай Левицкий уехал в Италию, оттуда перебрался в Париж. Там он простился с оперной карьерой, которая не приносило ему большого дохода. И перешел на эстраду, взяв сценический псевдоним — Николай Баянов. С парижского ресторана «Казбек» началась и сценичес­кая биография девятилетней дочери певца – Аллочки. Как это произошло, артистка не раз рассказывала в своих многочисленных интервью.

Музыкальная программа в «Казбеке» включала самых известных певцов и танцоров того времени. Богатырского телосложе­ния Николай Баянов подготовил номер, в котором он выступал в роли Кудеяра, слепого старца в рубище с поводырем. Пока ему искали подходящего мальчонку, дочь предложила отцу испытать ее в этой роли. Кудеяра Алла видела много раз на сцене, и легко вошла в роль.
«Папа одной рукой держал посох, — вспоминала Алла Николаевна,- которым постукивал по блестящему полу, другая громадная его лапа лежала на моем худеньком плече. Картина выглядела очень эффектно. Седой, как лунь, слепой богатырь и бледный заморыш- поводырь. В мертвой тишине мы прошли через ресторанный зал к оркестру. Там я помогла старику сесть на пень. А сама, примостившись у его ног, стала слушать исповедь кающегося разбойника и душегуба, решившего служить Богу и людям. Потом отец должен был перейти на «Вечерний звон». Не знаю, что меня дернуло, но, опередив его, я вдруг тихонько запела «Вечерний звон, вечерний звон…». Папа подхватил песню и стал тихонько мне вторить. С трудом встал, и мы, продолжая петь, направились к выходу. Что тут началось! Все ринулись к нам, утирая глаза, женщины тискали меня и целовали, мужчины пожимали отцу руки, обнимали. Хозяин «Казбека» заявил, что другого поводыря он не хочет видеть. За наше выступление он готов платить гонорар, который назовет папа, а я — настоящее «чудо-дитя». Так началась моя артистичес­кая карьера. Мама не хотела пускать меня на сцену, но заманчивые предложения решили дело». Для взыскательной публики и стали петь отец и дочь Баяновы. Особенно горячо зрители аплодировали юной Алле – девочка выходила на сцену в кокошнике и сарафа­не, пела, аккомпанируя себе на фортепьяно.
Однажды 13- летнюю восходящую звездочку заметил Александр Вертинский. Он окрестил ее Аделаидой и переманил в московский театр «Эрмитаж», где выступал. «В вечер моего дебюта, — рассказывала спустя много лет Алла Николаевна, — маэстро преподнес мне большой букет длинных пунцовых роз. И часто потом приглашал танце­вать на пятичасовом чае в том же «Эрмита­же». Ждал он меня с мамой за столиком — на одном стуле сидел сам, на другом — Люся, белый бульдог с черным моноклем».
Алла Баянова стала получать очень выгодные ангажементы, пела в престижных ресторанах Германии, Греции, Палестины, Египта, Каира. Цыганские и русские романсы, которые она исполняла вместе с отцом, пользовались неизменной популярностью,
В Бейруте Баянова познакомилась с Петром и Зинаидой Лещенко. Несмотря на выгодный контракт, предложенный ей, она с родителями уехала в Румынию. Лещенко помог 17-летней певице устроиться в бухарестский «Павильон Рюсс», где оркестром руководил дирижер и композитор Жорж Ипсиланти, будущий муж певицы. В репертуаре Баяновой появились новые песни и романсы, написанные специально для нее. Благодаря своему тонкому вкусу, Алла Баянова простенькую мелодию превращала в произведение искусства. Но семейная жизнь с композитором не сложилась.
Вторично выйдя замуж за румынского помещика и мецената Штефана Шендрю, Баянова отправилась в родовое имение мужа в румынс­кую Молдавию и несколько лет не появля­лась на публике. С приходом на пост генерального секретаря ЦК Румынской компартии Чаушеску, помещик Шендрю, супруг певицы, как многие тогда, оказался в тюремных застенках. Баянова вернулась на сцену и стала петь в одном баре с Верой Белоусовой, второй женой Петра Лещенко, певец тоже был арестован…

«Сирота» кишиневская
«Алла Николаевна, — рассказывала мне Марианна Бостан, кишиневская преподавательница испанского и французским языков, — давая интервью, всегда подчеркивала, что осталась на свете одна-одинешенька. На самом деле это — миф, ее придуманный. Алла Николаевна — двоюродная сестра моей мамы Ариадны Александровны, в девичестве Сонданс. Дядя Кока (домашнее имя отца Аллы) и моя бабушка Женя по маминой линии — родные брат и сестра».
Ариадна, мать Марианны родилась в семье одессита итальянского происхождения. Александр Сонданс из Кальяри (городок в Сардинии) приехал в Одессу, наладил здесь производство итальянских спагетти и разбогател. Случай свел его с Евгенией Левицкой из Кишинева, которая вскоре стала его женой. Их дочери, Тамара и Ариадна, дружили со своей двоюродной сестрой Аллой Левицкой.

Особую привязан­ность Алла испытывала к Ариадне. Но девичья дружба однажды дала глубокую трещину. Ариадну Сондас полюбил Георгий Гачкевич, сын священника, и дочь фабриканта ответила ему взаимностью. Увидев, как к двери подходит жених сестры, Алла нарочито громко объявила: «Поповский сын пришел!» Став мужем Ариадны, он так и проникся родственными чувствами к насмешливой и надменной свояченице…
Когда в 40-м году в Бессарабию пришли Советы, фабрикант вместе со старшей дочерью и ее мужем, Михаилом Кречунеску, префектом Кагула, уехали в Румынию. За ними должен был последовать и семья младшей дочери с женой фабриканта — Евгения гостила у своих внучек. Но Георгия (он, окончив Ясский университет, служил на железнодорож­ной станции Стрэшень) мобилизовали на фронт. Он попал под Сталинград, участвовал в боях, получил тяжелую контузию. Ариадна с матерью эвакуирова­лась под Саратов, где жена фабриканта умерла от недоедания и лишений…
Война разлучила сестер Сондас на 14 лет. В 1955 году бухарестские знакомые Тамары, приехав в Кишиневе, на улице столкнулись с ее младшей сестрой. Преодолев немалые трудности с получением вызова в Молдавию, Тамара приехала повидаться с Ариадной. Радость встречи омрачала грусть по родителям, умершим в разлуке…
Потеряв мать, Ариадна пригласила к себе жить ее одинокую сестру. Елена Леонардовна, приходившаяся тетушкой также и Алле Баяновой, окончила Сорбонну и «до Советов» зарабатывала себе на жизнь преподаванием французского языка в кишиневской гимназии Наталии Дадиани. О благородном воспитании девочек старушка имела свое твердое представление. С дочерями Ариадны выпускница Сорбонны говорила исключительно по-французски. Учила их румянить щеки, выравнивать после умывания форму бровей в «ниточку» и мило кокетничать.
Тамара Кречунеску, старшая сестра Ариадны, жила в Бухаресте в одном дворе с Аллой Баяновой (дом №115 на улице Наны Попы). В 1976 году 24-летняя Марианна приехала в Бухарест и впервые познакомилась со своими тетушками. К этому времени исполнительница русских романсов записала 8 грампластинок и пользовалась огромной популярностью. В Бухаресте ей аплодировали переполненные залы, певицу узнавали на улице. Баяновская манера исполнения русских песен отличалась тонким артистизмом и вулканическим темпераментом. Баянова мастерски умела превратить романс и песню в яркий моноспектакль. Благодаря ее особенному стилю исполнения старинные русские песни: «Одуванчики», «Луна», «Уж запад погас», «Колдунья», «Молитва матери», «Уж клен осыпался» обрели вторую жизнь, получив широкую известность.

0b236ad16208a39f80cae0f6f0d41b08

Придирчиво оглядев племянницу из Кишинева, Алла Баянова, сразу предупредила: обращаться к ней следует только по имени. Все удивляло Марианну в знаменитой родственнице. Певица не покидала квартиры без косметики и прически. Даже дома она не расставалась с украшениями, которые очень любила. В любой компании эта элегантная, уверенная в себе женщина всегда притягивала к себе общее внимание. К тому же она была хорошая собеседница — интересовалась политикой, следила за новинками литературы, знала много анекдотов. Еще она любила карты и была азартным игроком.
Певица всегда жила с комфортом, правда и без него не теряла присутствия духа. Эффектная внешность открывала Баяновой любые двери. Но легендой музыкального Олимпа Аллу Николаевну сделали три вещи – любовь к песне, острый ум и готовность к риску.
Во времена Чаушеску певицу перестали приглашать на радио, студия грамзаписи »Electro — Record» приостановила выпуск ее пластинок. Двоюродная сестра Тамара, которая жила с Аллой десятилетиями в одном дворе, о получении Баяновой в 1989 году советского гражданства и переезде в Россию узнала накануне ее отъезда.

В 75 лет Алла Николаевна в очередной раз начала жизнь с чистого листа. Завоевав сердца искушенной московской публики, певица отправилась на гастроли по просторам России. В 2004 году за выдающиеся заслуги и большой личный вклад в развитие и укрепление государства Алле Николаевне вручили орден Петра Великого первой степени, через три года она удостоилась почетного ордена Преображения. А. Баянова — заслуженная и народная артистка России. На московской Площади Звезд есть и ее звезда.
Творческое долголетие этой дивы музыкального Олимпа вызывало искреннее восхищение у всех, кто ее видел и слышал. В 2009 году в московском театре Оперетты прошел юбилейный вечер Баяновой, посвященный 95-летию со дня ее рождения. Билеты на представление разлетелись задолго до него. В гримерку Баянову вкатили на инвалидной коляске. Но на сцену певица поднялась самостоятельно. Стоя, эта последняя носительница ушедшей культуры, исполнила песню на французском, втором после русского, ее родном языке…

Эта загадочная женщина перешагнула рубеж двух веков, пережив своих мужей, друзей и завистников. Словно кто-то поручил ей донести до третьего тысячелетия уникальную культуру серебряного века, которой она принадлежала.

Реклама

3 thoughts on “Алла Баянова

  1. Всю жизнь она шла к триумфу — от песни «Вечерний звон», которую в девять лет неожиданно запела в парижском ресторанчике, где выступал ее отец. Алла Баянова: «Он берет меня за плечо, я до сих пор помню его ладонь, и говорит: Лешка, никогда не трусь. Все равно, как мы, так никто не может».

    … Легенда эстрады певица Алла Николаевна отмахивалась: «Ничего вы не понимаете! Я должна стоять на сцене. И без всякой помощи»…

    Нравится 1 человек

  2. Этой грусти теперь не рассыпать
    Звонким смехом далеких лет.
    Отцвела моя белая липа,
    Отзвенел соловьиный рассвет.

    Для меня было все тогда новым,
    Много в сердце теснилось чувств,
    А теперь даже нежное слово
    Горьким плодом срывается с уст…

    Нравится 1 человек

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s