Старое село Кунича

 

DSC_8377

У затерянного среди полей старого села Кунича причудливая история. Прибыли в эти земли в начале XVIII века казаки с Дона. Жизнь заставила переселенцев, как и их единоверцев, разбросанных по самым отдаленным уголках империи, хорошо считать и читать. На молдавской земле они научились сочетать земледелие с садоводством, а ремесла с торговлей. Куничане коптили мясо и колбасы, выделывали смушки, снабжая своим товаром ближние и дальние рынки. И село стало расти и богатеть…
В годы сталинских репрессий многие сельчане из-за своего крепкого хозяйства попали в ссылку в Курганскую область. Но староверы стойко переносили все передряги от власти… А в позднее советское время куничане возили свою продукцию даже в Сибирь. Торговали там орехами, сухофруктами, жареными семечками. А более полувека назад взялись возделывать метелочное сорго. Трудоемкая, но рентабельная культура «кормит» куничан до сих пор. В день иной хозяин вяжет до 15 веников. Свой промысел сельчане теперь называют не иначе как «сберкнижкой»: веники не подвержены моде, не портятся и хранятся долго.
ХРОНИКЕР СЕЛА
Семен Придорожный, хоть и писатель, а в 80-х ездил торговать вениками аж в Свердловскую область. За 60 лет своей жизни Семен Васильевич поработал учителем, инспектором РОНО, журналистом. Но чем бы он не занимался, не прекращал писать истории о своих односельчанах. Выпустил несколько книг. Но на хлеб насущный часто приходится зарабатывать старинным занятием. За последние четыре года он навязал около 10 тысяч веников, продает их оптовикам небольшими партиями, тем и кормит семью.

DSC_8709

Вырастил вместе с женой Еленой, редкой труженицей и певуньей, четверых детей. Живут супруги небогато, но их дом, доставшийся от родителей, всегда полон гостей. Не проходит месяца, чтобы кто –то не приехал к Придорожным из Москвы, Петербурга или Кишинева. Ученых, журналистов, филологов, этнографов тянет прикоснуться к особым родникам старообрядческой жизни, которые тоже понемногу мелеют…
Недавно куничан навестил Николай Денисов, доктор искусствоведения и не последний человек в Российском гуманитарном научном фонде. В 2016 году Фонд выпускает новое детище Семена Придорожного — книгу «Памятью храним». Это историческое исследование о становления молдавской старообрядческой епархии, основанное на архивных сведениях, частных письмах и фотографиях.
СЛОВАРНЫЕ ИЗЫСКИ
А вот главный редактор издательства «Альтаспера» из Канады, где существует большая русская община, разыскал автора из Куничи по интернету. Он предложил не только издать сборник рассказов, но и оплатить перелет писателю в Торонто, на презентацию книги.
В рассказах Семена Придорожного уйма слов, которые можно услышать только в Куниче: «пунька» (маленькая хозяйственная пристройка), «чезлый» (что значит «худой», «тощий»), «телиснуть по зябрам или по мурзалам» (то есть ударить по мерзопакостной физиономии) и так далее. Уже не один год специалисты, изучающие феномен старообрядчества, советуют писателю взяться за составление особого словаря. Только в рассказах самого Придорожного словесных жемчужин собрано более трех тысяч, а если еще и односельчан поспрашивать. Но Семен Васильевич только разводит руками – времени в его сутках так мало!

ПРИДОРОЖНЫЙ

НЕТОНУЩИЕ ОБРАЗА
В Куниче я попала на престольный праздник сельчан, отмечавших память святых Флора и Лавра, имена которых носит местная церковь. Ровесница села и центр его духовной жизни, которую куничане берегут как зеницу ока. В 1896 году, когда вышел царский указ об уничтожении храмов раскольников, жители Куничи разобрали деревянную церквушку, построенную без единого гвоздя, и спрятали в лесу. После издания указа о веротерпимости любимицу вернули на прежнее месте. А иконы тогда в Куничу привозили из подмосковного старообрядческого центра Гуслицы, которое славилось образами особой манеры письма. Привезенные иконы расставлялись на широких лавках. Те, которые хотели купить сельчане, проходили «испытание» — образа опускали в квашню с водой на три дня. Купель хорошо написанной иконе не причиняла ни малейшего вреда – иконописец покрывал ее слоями лака, не дававшего вспучиваться краскам…
…Сослужить праздничную литургию в Куниче вместе с настоятелем отцом Стефаном (Еремеев) приехали епископ Кишиневский и всея Молдовы Евмений, настоятель кишиневского Покровского храма отец Андрей (Вознюк) и настоятель кагульского храма отец Григорий (Кизицкий). На праздничное богослужение приехали и куничание, давно живущие в других местах.
Один из них — Федор КАУНОВ, кишиневский строитель с полувековым стажем. Класть кладку он научился раньше, чем читать: отец был знатным в Куниче строителем. Не удивительно, что Каунов -младший — единственный из 150 выпускников строительного училища получил 4 разряд каменщика. Паренька взял к себе в бригаду Герой Соцтруда Владимир Топалов… Но Федор с детства мечтал быть художником. Даже отправил документы в художественное училище им. Репина. Общежития там в помине не было, а стипендия не превышала 15 рублей. Когда пришел ответ из училища, отец Федора получил в колхозе 100 килограмм пшенички и 8 рублей зарплаты – весь итог его работы за лето. А в семье – трое ребят… Лишь в 35 лет Федор вернулся к своей мечте. Работая на стройке, он увидел объявление о наборе в Заочный народный университет искусств, он поступил и проучился пять лет. Сегодня имя этого самобытного художника известно в Молдове…
…После службы, крестного хода и освящения воды, состоялась праздничная трапеза. Десять самых искусных хозяек села под присмотром Ольги Ефименко, профессионального повара, колдовали над блюдами, и еда удалась на славу. Салаты, закуски, постный борщ, приготовленный по особому «куническому» рецепту, тефтели, блинчики с творогом – каждый изыск просто таял во рту. Это отмечали все триста участников застолья, которое сельчане устроили под навесом строящегося при церкви духовного дома.
ВЕРА ОТЦОВ — НЕВОДИЦА
Николай ШЕЛЕНКОВ, местный лидер агрохозяйства, пришел на праздник со всей семьей: женой, тремя ребятами и тещей. Главу семейства односельчане приветствовали с особым почтением.
После армии Николай в родные Куничи не вернулся. Переехал с женой Натальей в Екатеринбург. «Занимался торговлей, дело развивалось, но это было не мое, — вспоминает мой собеседник,- а если работа в тягость, то рано или поздно ее бросишь». Вернулись Шеленковы в Куничу, купили дом и грузовую машину. Николай взял землю в аренду и занялся выращиванием яблок и слив. А потом увлекся огурцами в открытом грунте. Купил в прошлом году дождевальную установку, и в этом году, вопреки засухе, получил более 30 тонн пупырчатых плодов с гектара.
Проблем у земледельца много, но главная – незащищенность. Налоги государству платит, а поддержки – никакой. В прошлом сезоне из-за обвала российского рынка Шеленкову, как и многим аграриям, пришлось отправить все яблоки на сок: 50 банов за килограмм! Хотя перерабатывающие предприятия, уверен предприниматель, продали полученный концентрат по более выгодной цене, чем аграрии яблоки.
«Физически бывает тяжело, — признается лидер, — но душа спокойна: занимаюсь тем, что мне нравится». Правда, отдыхать ему удается нечасто. Самый большой отпуск выпадает на Рождественские праздники и когда идет в церковь. «Верой себя подпитываем — говорит он, — тем и держимся».
ПОТЕРЯННАЯ В ГЛУШИ?
Семен ЗАДОЙНОВ, председатель старообрядческой общины Куничи:
— В 1991 году односельчане избрали меня примаром села. Населения тогда было более 6 тысяч человек. За четверть века цифра сократилась вдвое. Теперь в Куниче 3500 жителей, из них – две тысячи староверов. Средний возраст – за 50 и выше.
Кунича угасает по той же причине, по какой она родилась. Когда-то отсутствие рядом городов и хороших дорог спасало старообрядцев, живших в глуши, от произвола властей, преследований за веру. Нынче удаленность от больших дорог и крупных населенных пунктов, дающих рынки сбыта, приводит Куничу к упадку. В нашей школе (теперь гимназия) на 1000 мест учатся 200 ребятишек. В том году из-за миграции родителей переехали в Россию 40 деток, в этом мы не досчитались еще 20… Не хотят молодые учителя ехать в нашу провинцию. И гимназия много лет не имеет преподавателя английского языка. Одна наша выпускница поступила на иняз, выучив английский с помощью DVD- дисков…
И куничане могли бы вместо веников выращивать малину или розы. А куда сбывать скоропортящийся товар? До ближайшей железнодорожной станции 9 километров, до города – 40. С Каменкой, что на левом берегу Днестра, связи прерваны… Чтобы отправить больного в стационар приходится нанимать частника, скорую – не дождешься…

веики

Мы играем в духовом оркестре

49-Чехи-02

 В селе Голубое, в румынском варианте — Huluboaia  местные жители здесь выживают, как могут. Но в самые трудные времена они не изменяют двум правилам: пить кофе и играть в духовом оркестре.

DSCF7942

 В 1848 году в Австрийской империи вспыхнула революция. Восставшие требовали гражданских свобод и культурно-политическую автономию. После подавления восстания, разразился экономический кризис. В городах закрылись предприятия и мастерские, в сельских регионах начался голод.

Десятки крестьянских семей из Богемии и Моравии, услышав о приглашении Российской империи осваивать на своих окраинах пустующие земли — отправились на поиски лучшей доли. В 1856 году обоз смельчаков прибыл в Крым. Но местные помещики часто обсчитывали иностранцев, не знавших языка. После многих прошений чехам дали в аренду участок в Мелитопольском уезде. Они заложили поселок Чехоград (ныне с. Новгородковка в Запорожской области), начали вести хозяйство. Но засуха 1861 года уничтожила все посевы, от бескормицы погиб скот, люди стали голодать.

И судьба свела переселенцев с сыном бессарабского помещика Романенко. Он предложил иностранцам, мечтавших о собственной земле, купить у него за 108 тысяч рублей 2000 десятин лесных угодий. Чехи взяли кредит в Херсонском земельном банке на 10 лет и сделка состоялась. При оформлении купчей власти потребовали от чехов принять русское подданство и православную веру.

Весной 1862 года 76 семей из Чехограда прибыли в Бессарабию. Пилигримы привезли с собой плуги, бороны, барабанные сеялки, отборные семена зерновых культур и фруктовые саженцы. А так же инструменты для духового оркестра. Переселенцы корчевали лес, заготавливали древесину и производили древесный уголь. А на праздники чешские музыканты играли в соседних селах. Складывая копейку к копейке, переселенцы расплатились с банком и выкупили землю. В 1885 году на карте Бессарабии появилось село Новоград. Название это сохранялось вплоть до 1932 года. Потом село переименовали в Голубое. В 1896 году в селе появилось первое общественное здание – школа.

Дом Веры Гранич, не смотря на пенсионный возраст хозяйки, с другими не спутаешь. Оконные проемы украшает затейливый орнамент. Двор с ранней весны до поздней осени наполнен ароматами.

ГРАНИЧ (2)

— Слабость к цветам досталось мне от бабушки Филомены, — улыбается Вера Петровна, — как и любовь к чешской кухне.

Окончив восьмилетку, Вера осталась в селе. Вышла замуж и не один десяток лет проработала в колхозе. Когда в поле, когда на прививочной, когда в саду на подряде. И не думала — не гадала, что ее интерес к кухне, выйдет за калитку дома. Дети выросли и разлетелись по миру. Дочь Ольга живет в Италии, а сыновья Дмитрий и Сергей оказались в далеком Ханты –Мансийском округе. Но каждый увез в далекий край частицу маминой души. Все любят готовить, радовать своих родных блюдами, рецепты которых передаются в их семье от поколения к поколению. Особенно любимы кнедлики: картофельные, хлебные, с начинкой луковой, мясной, печеночной. А на десерт — маковые, с мармеладом, вареньем или сливами. Впрочем, в Голубом каждая вторая хозяйка – отменная повариха. Таков результат обмена кодами двух национальных кухонь – молдавской и чешской. Но ни одна свадьба и поминки не обходятся в Голубом без Веры Петровны. Все знают: Гранич не только искусно готовит чешские блюда. Она, как опытный ресторатор, составит меню и подсчитает необходимое количество продуктов. А если понадобится, то и поделится своими заготовками на зиму. А по воскресеньям Вера Петровна печет чешскую сдобу. В этот день на кофе у нее собираются подруги по фольклорному ансамблю «Perlicky» («Жемчужинки»), который появился в Голубом десять лет назад.

У Марии МАЛЯРЧУК, врача кагульской Врачебно — трудовой экспертной комиссии (ВТЭК) и руководителя сельского фольклорного ансамбля «Perlicky», любовь к чешской музыке – семейная. Когда Вацлава и Анну Карасек, ее прадеда с прабабушкой, в 1949 году выслали в Алтайский край, «враги народа» взяли с собой маленький чемоданчик с вещами и чешский песенник XIX века.

Оба деда Марии играли в сельском духовом оркестре: один — на теноре другой — на кларнете. Иосиф Карасек, отец, 12 лет руководивший колхозом, любил музыку и хорошо пел. За время его председательства колхоз «Мичурина» из отсталого превратился в колхоз-миллионер. Иосиф Евгеньевич много сил и средств вкладывал в развитие музыкального и певческого творчество односельчан. За счет колхоза самых талантливых отправил учиться дирижерскому искусству. Петр Ириневич, один из них, потом более полувека руководил духовым оркестром. Под его управлением оркестр села Голубое выступал даже на республиканском радио. Через школу духового оркестра прошли почти все мужчины села. Иосиф Ириневич, брат дирижера, 30 лет руководил тракторно-полеводческой бригадой, 20 — из них играл на баритоне в оркестре.

ИРИНЕВИЧ

— В последние годы культурная жизнь села поменялось не лучшую сторону, — сетует Мария, — Дом Культуры — в аварийном состоянии. На его ремонт требуются немалые средства, но их у примэрии нет.

Глядя, как культурные традиции, заложенные ее предками, приходит в упадок, Мария Малярчук создала фольклорный ансамбль, который радует своим искусством не только зрителей в Молдове, но и в Чехии.  Одна из песен в исполнении «Perlicky» называется «Наш татичек Новоградский…». Посвящается она чешскому консулу в Румынии Тржецкому, выполнявшему свою дипмиссию в межвоенное время. К тому времени старая школа с трудом вмещала всех учеников. Хлопотами консула в 1938 году в селе построили новое здание. При содействии дипломата самые способные ученики из Голубого учились в Чехии.

DSCF7956

Добрую традицию продолжает Чрезвычайный и Полномочный Посол Чехии в РМ Яромир Квапил. Он бывает в Голубом чаще, чем правительственные чиновники.

Долгое время чешский язык оставался средством домашнего общения. В 90-х годах дети стали его осваивать в формате кружковой работы. А с 2005 года — как учебный предмет, — говорит Юлия КАРАНФИЛ, директор местной гимназии им. Я. Гашека.

Чешское посольство снабжает учителей и учеников учебниками и методическими пособиями. Более половины преподавателей прошли обучение чешскому языку в летних школах при университетах в Добрушке, Брно и Праге. В гимназии создали ансамбль «Сонычко», без которого не обходится теперь ни один праздник. Исполнители «Сонычко» и «Perlicky» выступают в красочных чешских национальных костюмах, средства на которые выделило посольство. Не чурается дипмиссия и хозяйственных забот. На чешские деньги гимназия отремонтировала столовую, фойе и несколько кабинетов. В планах посла Квапила заменить печное отопление в гимназии на автономное.

Через Голубое не пролегает ни один из национальных туристических маршрутов. Но каждое лето, в село приезжают чешские туристы. Они с любопытством знакомятся с жизнью земляков, которые сохраняют свои традиции и связь с родиной.

С заходом солнца Голубое погружается в кромешную тьму.  В селе 220 крестьянских хозяйств. Большинство владельцев квот сдали свои наделы в аренду лидерам агрохозяйств, которые обрабатывают их землю. Из-за отсутствия рынка сбыта сельхозпродукции сельчане, имеющие сады, летом сдавали персики всего по лею за килограмм.  «Бюджет нашего села составляет всего 900 тысяч леев. Средств хватает только на зарплату работникам бюджетной сферы. А село нуждается в водопроводе, канализации и уличном освещении,» — рассказал Валериу Оборок,  примар села Голубое, в румынском варианте — Huluboaia.

Хранители Тараклии

Ушев

Порой те, кто впервые посещает Тараклию бывает разочарован обликом городка, где живут молдавские болгары. Действительно, тут не найти объектов далекой старины. Но только местные знают, что такое впечатление — обманчиво. Тараклия открывается каждому, кто заглянет в ее душу – пообщается с ее жителями, которые трогательно берегут память о предках и своим трудом украшают жизнь.

ПОЛКОВНИК КОННОЙ АМУНИЦИИ

Любовь Ивана Петровича УШЕВА к лошадям началось с первого мгновения жизни. Мама его работала на огороде, когда почувствовала родовые схватки. Дойти до дома не успела. Родила сына в конюшне.

Отец Вани служил в Тараклии заместителем главврача ветеринарной ветлечебницы. Однажды на вечеринке, куда пригласили родителей Вани с шестилетним сыном, оказался известный на всю округу шорник дядя Гица из села Булгарики. У ног сидящего за столом гостя мальчик приметил дивной красоты кнут. Искусно сплетенная из сыромятни косичка с блестящим коротким кнутовищем лежала, как змея, свернувшаяся в кольцо. Она притягивала и завораживала мальчика. И Ваня не удержался от соблазна. Он стянул кнут и спрятал его в отцовской бидарке. На другой день отец вернул сокровище хозяину. Но мастер сказал: «Отдай кнут сыну. Мальчик взял не вещь, а мое ремесло. Он станет отменным мастером». И не ошибся.

Ушев-2

Ванины ровесники мечтали стать шофёрами или трактористами. А он не отходил от лошадей. На каждую животину смотрел как на скромного и трудолюбивого человека. А после школы пошел работать ездовым. В те годы ни одно хозяйство не обходилось без гужевых перевозок. Зная, как ездовой Ушев жалеет и холит своих соврасок, председатель колхоза повысил его в должности. Тогда колхоз получил три десятка породистых лошадей для открытия конефермы, глава хозяйства доверил пост заведующего Ивану Петровичу, хотя тот не имел специального образования. И более десяти лет тараклийские ребятишки имели счастье учиться искусству верховой езды. А когда распался колхоз и конефермы не стало, Иван Петрович открыл собственную шорную мастерскую.

БЕЛЫЙ ЭКИПАЖ

Более полувека он мастерит конную упряжь, в том числе и шоры, от которых пошло название его редкого, почти забытого ремесла. Когда-то важность кожевенного дела определяли двумя словами: «Шорник – полковник, а портной – майор». «Полковник» Ушев шьет не только шоры, но и всю лошадиную упряжь. И спрос на нее растет год от года. Многие тараклийцы держат в своем хозяйстве лошадок и нуждаются в конной амуниции.

УШЕВ

Недостатка в материале мастер не испытывает. Шкуры покупает на месте, сам их выделывает, пропитывает мазутом… Тяжела, грязная работа, но она нравится Ивану Петровичу. Солидный арсенал инструментов — «подорожник» для выпрямления сыромяти, иглы, ножи, разного вида шила и уйму других приспособлений мастер сделал своими руками. Наверное, оттого конную сбрую Ушева лошадники узнают без труда. Она не только легкая, прочная, но и красивая. Ее всегда украшают кисточки из тонкой кожи, лужёные бляшки, плетение из цветной тонкой проволоки. А недавно Иван Петрович смастерил белый экипаж для свадеб. Это уже вторая коляска, сделанная его руками. Первая мастеру не понравилась, и он с сыном усовершенствовал старую модель…

А еще Иван Петрович обожает музыку. Играть на кларнете выучился самостоятельно. Но начинал с барабана. Вместе с братом играл на свадьбах и на хоро, местных танцах. А потом пригласил скрипача и аккордеониста и квартет стал набирать популярность. После женитьбе на красивой девушке Ульяне, обучил и жену стучать на барабане…

МАГИЯ СТАРОГО ВЕРЕТЕНА

Когда-то веретено сопровождало женщину от рождения до смерти. Поэтому наши прабабушки наделяли его могуществом оберега, отгоняющего злые силы от дома, избавляющего мастерицу от уныния и печали. Говорили, что с возрастом сила его только возрастает. Поэтому передавали веретена по наследству. И деревянная точеная палочка, как мистический жезл, управляющем нитью жизни домочадцев.

веретено

Мария ЛИСИЦА не расстается с веретеном уже 40 лет. С тех пор, как любимый парень Михаил привел ее в дом своих родителей. Свекор со свекровью с открытым сердцем приняли 18-летюю невестку. Хотя она не знала ни болгарского языка, ни болгарских обычаев, на которых держалась семья Михаила. Мама Василиса трудилась разнорабочей на кирпичном заводе, отец Захарий с четырьмя классами румынской школы был востребованным строителем. Сын перенял у отца его мастерство. Все в хозяйстве Михаила и Марии построено его руками: дом, пристройки, забор, ажурные ворота с калиткой…

И Мария состоялась. Муж, дети и многочисленная родня ценят ее за редкую доброту, хозяйственность и талант рукодельницы. Она же на похвалу обычно отвечает, что всем хорошим, что в ней есть, обязана свекрови. Василиса научила невестку печь хлеб, стряпать блюда болгарской кухни, белить, ткать, прясть, вязать. А главное – любить и жалеть людей. «Со своими родителями я прожила 16 лет, — говорит она, — и 32 года со свекровью, которая стала для меня второй матерью».

Лисица

Василиса передала Марии и секреты ковроткачества, прядения, которые самой достались от матери. Каждый узор ткала по памяти, соединяя в них молдавские и болгарские народные мотивы. В болгарских семьях домотканые дорожки до недавнего времени входили в обязательный список приданного невесты. По негласным правилам коврики должны были иметь конкретный метраж – 60 метров. Приходя в дом мужа, молодая хозяйка привозила с собой рулон пестрого наследства и нарезала половички в зависимости от размера и количества комнат. Всего три года назад Мария отдала в местный музей старый ткацкий станок, прослуживший нескольким поколениям женщин. На нем Мария со свекровью выткала приданное двум золовкам и своим дочерям.

А веретено Мария не выпускает из рук от Покровов до Великого поста. В ее хозяйстве кроме птицы имеется и десяток овец. После стрижки животных Мария шерсть стирает, чешет и прядет пряжу. В арсенале пряхи более 20 веретен и несколько «мотовилок» — приспособлений для наматывания пасм. «Прядение — не работа,- считает мастерица, — а отдых. Я не смотрю телевизор без кудели и веретена. Вытягивание нити меня всегда успокаивает». Из готовой пряжи рукодельница вяжет теплые безрукавки, кофты, носки и «тепики» (тапочки — следочки). В шкафу мастерицы всегда лежит пара-другая новых носков и «тепиков» — готовые подарки для гостей и визитов.

коврики

Но все чаще Марии приносят шерсть для переработки другие хозяйки. В минувшую зиму рукодельница напряла около десяти килограммов шерсти. Но больше всего Марию Лисицу радует, что местный музей собирается открыть зал болгарской хозяюшки. Где старые болгарские ковры, хранящие память о своих владельцах, домотканые дорожки с их семейными историями, ткацкий станок ее свекрови, прялки, веретена займут достойное место. Чтобы посетитель, переступив порог зала, удивился солнечному таланту народа с таким чувством прекрасного. Глядишь, однажды девчонки постучат к ней в дверь: »Тетя Маша, научите прясть! Это же — такая красота!»

ВЕСТНИКИ РАДОСТИ

Владимир КАРАМАЛАК месяц назад вышел на пенсию. Такое событие вчерашний водитель отметил строительством необычной «визитки» своего дома.

Композиция представляет собой артефакты сельскохозяйственного труда разных поколений семьи Владимира. Она состоит из трех каменных шестерен на конной тяге, которыми его прадеды, задунайские переселенцы, молотили пшеницу. Ее украшают колеса от телеги отца и старые плуги, которыми пахал сам автор инсталляции. Конструкция украшена причудливым пнем, двумя молодыми яблонями и цветами.

КАРАМАЛАК

У творческого тараклийца – много задумок. Чтобы название улицы соответствовало содержанию, Владимир посадил возле дома 32 саженца фруктовых деревьев. Задумал он и поставить по православному обычаю поклонный крест у колодца. А во дворе для сохранения памяти о дедах и прадедах, на радость соседям и друзьям, собирается открыть музей болгарского быта под открытым небом.

Слушая шутки этого человека, трудно представить, что на долю его родителей выпали большие испытания. В 1949 году Анну и Ивана Карамалак с двухлетней дочерью Василисой и двухнедельным сыном Иваном выслали из Тараклии. Трудяга Иван имел в своем хозяйстве лошадь, овец и два лота земли. В Алтайском крае, где семья пробыла семь лет, родился Владимир и его сестра Катя. Жили в сначала в бараках, а потом отец построил дом. В Тараклию вернулись в 1956 году, когда Владимиру исполнилось два года. Родственник выделил им 6 соток земли, на которой отец и построился.

«Мне всегда хотелось для мамы и папы, перенесших много горя, сделать что-то особенное, порадовать их.», — рассказывает Владимир. Накануне перестройки он за два дня разобрал отцовский домик и вместе с женой, отцом (он еще здравствовал) и друзьями подняли первый этаж будущего двухэтажного дома, в котором теперь живет семья. Владимир тогда работал в строительной организации и ее руководитель помог парню осуществить давнюю мечту.

Небольшое хозяйство Владимира и Екатерины Карамалак состоит из теплицы, птицы и 14 коз. Шею каждой непоседы украшает колокольчик. «Звон пастушьих колокольчиков, — говорит Владимир,- я люблю с детства. По их перезвону пастуху легко найти заблудившееся животное. А мы, хозяева, узнаем о возвращении стада с пастбища». Взрослой скотине хозяин вешает ботало – квадратные колокола, резвому молодняку – балабончики.

Зная о причуде Владимира, друзья часто дарят ему колокольчики. Один попал в коллекцию из Болгарии – это подарок сына.

Карамалак-1

Харузины. Дворянские семьи вели свою летопись чести.

Untitled-12 copy

… Несколько дней подряд, с раннего утра до густых сумерек, площадка перед губернаторским домом была запружена колясками.

На исходе октября 1908 года жители Кишинева и посланники губернии спешили выразить свои симпатии и прощальные приветствия губернатору Алексею Николаевичу Харузину, покидающему свой пост.

Во всех поздравительных адресах имя супруги первого лица — Натальи Васильевны — упоминалось с его именем на равных. Такой была оценка неусыпного труда и милосердия учредительницы и председательницы Гербовецкой общины Красного Креста, попечительницы Ольгинского приюта.

НА ПОРОХОВОЙ БОЧКЕ

Алексей Николаевич Харузин, получив назначение губернатором в Бессарабию, представить не мог, что ждет его в тихой провинции. Он принадлежал племени ученых, и до своей административной службы, все силы посвящал занятиям этнографией и антропологией. По приглашению Императорского общества любителей естествознания участвовал в научных экспедициях по Кавказу и Крыму, по Эгейскому морю. На собственные средства совершил путешествие по киргизской Букаевской степи. На основе собранного материала написал десятки научных трудов по этнографии. За исследование быта киргизов Букеевской орды удостоился золотой медали императорского географического общества. Имел ученую степень кандидата зоологии. Служа чиновником особых поручений при Эстляндском (ныне Эстония) губернаторе князе Шаховском, он и там продолжал свои научные труды.

Наталья Харузина политикой интересовалась еще меньше. Дочь контр — адмирала Василия фон дер Ховена, принадлежавшего к древнему прибалтийскому дворянскому роду, в юности мечтала об обычном семейном счастье — о любящем супруге, детках и семейном очаге, где царит радость и согласие. Но капризная фортуна преподнесла 24-летней баронессе подарок – встречу, переменившую ее жизнь. Алексей и Наталья поженились в Ревеле (ныне Таллин), а потом переехали в Петербург. Там Харузин получил назначение в Государственную канцелярию…

В 1904 году – новая должность: бессарабский губернатор. Из более двух десятков высокопоставленных чиновников, служивших в течении ста с лишним лет в южной провинции, немногим из них выпадали испытания, какие достались ученому -этнографу. В середине октября 1905 года революционная смута достигла Кишинева. После опубликования знаменитого царского манифеста, провозглашавшего политические свободы, в центре города стали проходить митинги. Они собирали тысячи людей, и это было невиданное для Кишинева дело. Вскоре ликование масс сменилось диким разгулом черных сил. Толпы людей стали громить лавки и магазины, началась паника. Губернатору пришлось призвать на помощь полк драгун…

Всюду в эти драматические дни рядом с Харузиным находилась его жена, вспоминал потом кишиневский городской голова Пантелеймон Синадино. Оставив трех малолетних детей на попечение нянек, Наталья неотступно следовал за своим мужем, словно охраняла его…

ДОБРОТА И СОСТРАДАНИЕ

Миновали черные дни. Жизнь стала входить в обычную колею. Кто мог подсказать Наталье, чем она может помочь мужу в его многотрудных заботах? Этим мудрым советчиком стало ее любящее сердце. Стараниями жены губернатора при Гербовецкой общине сестер милосердия Красного Креста (ныне — здание на пересечении улиц Влайку Пыркэлаб и Веронике Микле), где лечились самые бедные горожане, был построен прекрасный корпус больницы и амбулаторного пункта. Вложив более 3 тысяч рублей собственных денег (а это была громадная по тем временам сумма), Наталья Харузина открыла в Кишиневе Ольгинский приют-ясли для бездомных ребятишек от 2 до 14 лет. Наладила там работу мастерской по обучению «детей улицы» плетению корзин и садовой мебели. Интерес к делам мужа, постепенно сделали Наталью Харузину активной участницей бессарабской жизни.

Бессарабия прощалась с губернатором и его женой с редкой теплотой. Шесть городов — Кишинёв, Бельцы, Бендеры, Рени, Килия и Измаил — назвали Алексея Харузина своим почётным гражданином. Улицу Боюканскую кишиневские власти переименовали в Харузинскую. Было за что.

РАЗДЕЛЯЯ СУДЬБУ СТРАНЫ

Харузина

Служба Алексея Харузина в Бессарабии получила высокую оценку в Петербурге. Он второй после князя Урусова (из всех бессарабских губернаторов) получил пост товарища министра внутренних дел. Но, увы, Февральская революция 1917 года стерла заслуги, уничтожила его карьеру и жизнь.

Когда в Петрограде начались известные события, 53-летний Алексей Николаевич перебрался с семьей в Тульскую губернию на Шатиловскую сельскохозяйственную опытную станцию, одним из организаторов которой он являлся. Несмотря на бушевавшие в России политические страсти, на станции продолжались исследования. И Алексей Николаевич вернулся в любимую науку, написал несколько книг по огородничеству. Болезнь Натальи Васильевны заставила супругов в 1924 году вернуться в Москву. Харузин стал преподавать в Сельскохозяйственном политехникуме. В 1927 году Алексея Николаевича арестовали органы НКВД. И отпустили, не предъявив никаких обвинений. Но беда, как известно не приходит одна. От тифа умер 29-летний сын Олег. Пропал без вести старший Мстислав, воевавший в рядах Белой армии.

А в 1932 году Харузина – старшего органы взяли вместе с младшим сыном, обвинив обоих в антисоветской агитации. В то время 25-летний Всеволод, родившийся в Кишиневе, был сотрудником московской французской газеты «Журналь де Моску».

Через месяц после ареста бессарабский экс-губернатор скончался от сердечной недостаточности в больнице при Бутырском изоляторе. А сын три года строил Беломорско-Балтийский канал. «За ударную работу» его освободили досрочно.

В 1935 году – новый арест. Теперь Всеволоду вменяли в вину прошлое отца – «зубра контрреволюции». В обвинении, в частности, говорилось, что, будучи губернатором Бессарабии, Харузин устроил… кровопролитный еврейский погром в Кишиневе. Причем были перепутаны даты, события. И мать заключенного предоставляла следователям документы, которые доказывали, что Харузин введением строжайших мер как раз не допустил беды…

На суде Всеволод мужественно защищал своего отца. Говорил, что все обвинения против него подтасованы. Харузина-младшего приговорили к высшей мере, но по ходатайству матери расстрел заменили десятью годами заключения. Срок Всеволод отбывал в печально знаменитом Соловецком лагере особого назначения. Накануне 20-летия Октябрьской революции по решению «тройки» УНКВД расстреляли 1825 соловецких узников. Среди них был 30-летний Всеволод Харузин. А мать еще 10 лет на свои многократные запросы получала отписки: сын выслан без права переписки.

Осенью 1937 года одинокую и больную 69-летнюю Наталью Харузину как жену и мать «врагов народа» выслали из Москвы в Малоярославец. Там она и скончалась в 1943 году…

Немногим испытания приносят славу, но еще меньше людей, которые могут с честью выдержать их длинную череду и не сломаться, не предать, не забыть…

037 Гербовецкая община 2

ГУБЕРНАТОРСКИЙ СТИЛЬ

Наталья АБАКУМОВА-ЗАБУНОВА, доктор истории:

Институт губернаторства в России возник при Петре I, в период перехода к абсолютной монархии. Он просуществовал до 1917 года и являлся опорой центральной власти на местах в решении самых разных задач государственного управления. Полномочия губернатора были ограничены законами, за рамки которых он не имел права простирать свою власть. К тому же власть губернатора не была деспотичной и единоличной: он выполнял свои функции с помощью административных органов управления губернией. Это -правления, канцелярии, различные комитеты, комиссии, присутствия.

В череде сменявших друг друга верховных правителей Бессарабии каждый из русских наместников и губернаторов оставил свой след в истории края – более – менее заметный. Между тем их служебная деятельность во многом определяла поступательное развитие Бессарабии в XIX – начале ХХ веков.

«Жду следующего марафона»

m2(1)

WWW. DORLEDOR. INFO

В Кишиневе в воскресенье прошел первый в истории независимой Молдовы марафон. В забегах на 10 км, полумарафоне (21 км) и полной марафонской дистанции в 42 км 195 метров приняли участие порядка 1,4 тыс. человек. В Fun Run (трехкилометровый забег) могли бежать все желающие. Всего же, по словам организаторов, по центру столицы пробежались около 10 тыс. человек. В это количество вошли любители бега из 10 стран.

m1_17  m3(1) m4(1) m5(1)

Старт и финиш – на главной площади страны. Организаторы значимого для республики события компания Simpals  приложили много усилий для того, чтобы этот праздник прошел успешно. Продумано было всё – от отлаженной хронометражной системы Race Result до раздевалок, гардеробов, туалетов. Всюду чувствовалась слаженная работа волонтеров.

mm4

А теперь я расскажу как бы «изнутри», т. к. тоже участвовал в «мероприятии» и пробежал полумарафон.mm55

До старта. На площади полно людей, участники переодеваются, разминаются, ищут знакомых. Вижу палатку наших ребят из Волонтерского центра. Желают удачи. Иду на построение, выбираю место в колонне. Все ждут 11 часов. Старт разделен на два потока: для бегущих 3 км и остальных.

Старт! Толпа устремилась вперед. Зрелище не для слабонервных: насколько простирается взгляд по всему проспекту Штефана чел Маре – море людей, самого разного возраста. Эта бегущая толпа будет двигаться до Бендерской, дальше наши пути разойдутся: «спринтеры» возвращаются по 31 Августа, мы же, «стайеры», продолжим движение в сторону Ботаники по виадуку до ул. Роз, затем повернем назад и продолжим движение до ул. Тома Чорба, снова развернемся, и те, кто собрался бежать 10 км, финишируют у Арки, остальные пробегут еще 3 таких круга, а мы (полумарафонцы) еще один. Стараюсь не поддаваться всеобщему ажиотажу и выбираю темп около 6 минут на километр. Бегу вместе со знакомым тренером Станции юных туристов Кишинева Еленой Марущак, опытной ориентировщицей. На ходу мы с ней пытаемся комментировать происходящее.

2 км. Приятная встреча на подъеме по улице Чуфля с волонтером марафона – известной многим и в нашей общине журналистской Татьяной Соловьевой. Машет, подбадривает. Впрочем, пока еще эти подбадривания не очень и нужны.

3 км. Увеличиваю немного темп, пока есть силы, но стараюсь не зарываться. Впрочем, темп не настолько высокий, еще могу беседовать на ходу. Разговорился с бегуном на 10 км из Бельц Иваном, который рассказал о себе, о своих занятиях бегом, о том, что молодежь больше привлекают бары. С этим можно было бы согласиться – с оговоркой, что не вся: ведь навстречу нам уже несутся молодые бегуны, обгоняющие нас на километр.

4 км. Конец виадука, поворот у ул. Роз. Много волонтеров, они предлагают воду, фрукты, приветствуют, подбадривают. Горожан немного, но всё-таки есть, тоже подбадривают. Но пока мне это не нужно…

6 км. Вижу знакомую – волонтера Корпуса мира Бени Телмия. Она – фотограф-волонтер марафона. Ну, думаю, теперь мой подвиг будет достойно освещен. Кстати, по всему пути следования нас многие снимают. Машу рукой, как учат опытные марафонцы.

На повороте на Штефана группа поддержки крутит музыку, бодрит через динамики.

7 км. Дистанция пока не забрала все силы: вдали вижу еще одного волонтера Корпуса мира, моего приятеля Карла Донована, кричу ему. А через 300 метров замечаю семью Эдуарда Гринберга (сына известной вам сотрудницы Еврейской библиотеки Ольги Сивак). Он живет в Израиле и приехал в Кишинев со своей женой и четырехмесячной дочкой. Не смог удержаться – и тоже пробежал десятикилометровую дистанцию!

8 км. Этот участок самый многолюдный – на площади много болельщиков, волонтеров, здесь не хочется ударить в грязь лицом, приходится прибавить темп, хотя сил становится всё меньше. Вижу наших волонтеров – Колю Райляна, Сашу Горбатую, их подбадривания придают силы.

9 км. На обочине сидит участник – свело мышцы. Возле него уже полно волонтеров. Думаю, помогут и всё обойдётся. Поворот круга. Беру воду.

10 км. Это уже возле финиша, но не моего, а тех, кто бежал 10 км. На удивление, мысли о том, что было бы лучше бежать десятку, нет. Моё время – 1 час 01 мин. Хорошо. Это мой план. Снова много болельщиков, поддержка.

11 км. Становиться тяжелее бежать. Спасает только то, что впереди кто-то бежит медленнее, и возникает желание обогнать. Иногда это удаётся.

12 км. Снова Таня Соловьева. Теперь ее крики «Фима, молодец!» для меня важнее, чем круг назад. А вот поддерживающий возглас молодого волонтёра: «Молодец, дедушка!» – сил почему-то не прибавляет!

13 км. Виадук. Да, на первом круге он мне нравился больше. Вдруг увидел знакомого, на встречной полосе, обогнавшего меня метров на 700. «Паша!» – радостно кричу ему и думаю, еще не совсем устал, раз могу различать людей.

14 км. Поворот. С удовлетворением понимаю, что для меня он последний. Заправляюсь водой. Вижу каких-то бегунов, поедающих апельсины. Это не для меня.

15 км. Здесь можно прибавить и обогнать пару человек. И вот с этой минуты понимаешь, как важна поддержка волонтеров, их дружеские касания ладонью, их слова. Это реально помогает, придаёт силы. После очередной поддержки слышу крик: «А я ваша ученица, сдала математику на 9!». Силы мои от этого удвоились – правда, ненадолго.

16 км. Всё то же, только значительно труднее. Стараюсь удержать темп, но делать это становится всё тяжелее и тяжелее.

17 км. Что-то начинаю чувствовать икры. Но тут много народу на обочине, как бы удержать марку. И тут я вижу девушку, бегущую рядом. Решаю: надо уцепиться за нее, чтобы пройти в ее темпе как можно дольше. План удается – с такой молоденькой, симпатичной можно было пробежать и целый марафон. Мысль, что рядом с ней я выгляжу не столь импозантно, как мне хотелось бы, не мешает. Главное – не отстать.

18 км. Пробегаем арку. Друзья девушки кричат: «Кристина! Кристина!». Вот и познакомились, думаю я. Кристина пьет полученную от них воду. Передает на ходу мне бутылочку. Вот такая атмосфера дружелюбия и товарищества характерна не только для этого эпизода, но и для всего соревнования.

20 км. Отпускаю Кристину, не могу поддержать ее темп. До конца бегу один, хотя удаётся обойти нескольких бегунов. Нет, это просто пешеходы, переходящие улицу. Уже виден финиш. Меня подбадривают. Я прибавляю и последние 100 метров ускоряюсь.

Финиш. Сил почти не осталось. У створки финиша вижу Сашу Мечина. Дороже человека в этот момент для меня нет. Время – 2 часа 06 минут. Медаль. Вода. Банан. Ощущение победы. Конечно, над собой, и главное – я сделал это! Уже потом будут появляться мысли: можно было где-то прибавить, чтобы выйти из 2 часов. Но это потом. А пока встреча со знакомыми, обмен впечатлениями. Фотографии. Удивительная атмосфера. Вокруг люди, почувствовавшие вкус победы, какое-то братство. Жду следующего марафона: новых ощущений, знакомств, эмоций.

… А всё-таки хорошо, что я не бежал весь марафон, и не потому, что не готов к нему, а потому, что вам, читатели, пришлось бы вдвое дольше читать материал! (Тут бы смайлик поставить!)

Ефим ГОЛЬДШМИДТ

  1. S. Победителем Кишиневского марафона в забеге на 42 км стал Виталий Георгицэ, а полумарафона – Николай Горбушко. Победителем в забеге на 10 км среди женщин – Наталья Черкез. Самым старшим участником забега стал марафонец 85 лет, пишут «Молдавские ведомости». Напомним, что предыдущий марафон в Кишиневе проводился в 1986 году.

Фото Бени Телмия.и из Facebook

«Я вас всех люблю»: Ицхак Кишиневский

 В Тель-Авиве умер Ицхак Кишиневский – совершенно обычный и единственный в своём роде человек.
Родился Ицхак 10 августа 1936 года в Единцах, в семье Енты и Мойши Кишиневских. Вскоре после начала Великой Отечественной он, вместе с родителями и 9-летней сестрой Кларой, оказался в Средней Азии. После войны, несмотря на голод и неимоверные житейские трудности, семья вернулась домой в полном составе. И даже «с прибылью» – со Шмилом и Аннушкой, родившимися в эвакуации…
Окончив среднюю школу, Изя поступил на мехфак КСХИ им. М. В. Фрунзе. Узнав, что первокурсник Кишиневский всю стипендию тратит на съём квартиры, а у родителей нет возможности ему помочь, заведующий кафедрой электротехники Аршо Смбатович Парсаданян добился для Изи места в общежитии…
«Во время моей учёбы, – вспоминал Ицхак, – большое внимание уделялось участию студентов в спорте, художественной самодеятельности. За призовые места студентов на различных соревнованиях и конкурсах деканы тоже получали бонусы». И Изя решил «отблагодарить» Парсаданяна, выиграв золотую медаль в спорте. Но в каком виде? «Стать чемпионом по лёгкой атлетике, – рассказывал Ицхак, – я не мог, хотя в школе хорошо бегал. В институте учились ребята, которые имели лучшие результаты». И Ицхак записался в секцию бокса, которой руководил мастер спорта СССР, 6-кратный чемпион МССР Борис Савченко. Расчет у Кишиневского был простой – прежние занятия бегом дадут ему быстроту в боксировании. Увы, на деле всё оказалось не так просто.
Полвека спустя Борис Яковлевич Савченко так рассказывал мне о начинающем боксёре Кишинёвском: «На первую тренировку явились чуть ли не все первокурсники. Поставив против них пару боксеров, я предложил новичкам отражать удары противника. Кто дольше удержится на ринге, того и приму в секцию. Ко второму занятию ряды студентов сильно поредели. С каждым разом число желающих таяло, пока однажды в спортзал не пришел один Ицхак Кишиневский. Тело его покрывали ссадины и синяки, парень неуверенно держался на ногах, но не собирался сдаваться. У тихони оказался бойцовский характер! И тогда я стал с ним заниматься»… Ицхак Кишиневский стал известным боксером – многократным чемпионом института и города.
Приехав в 1973 году с семьей в Израиль, он начал тренировать сборную страны, которая выступила в 1976 году на XXI летних Олимпийских играх. Он научил боксировать и побеждать своих сыновей Давида и Баруха. Давид с шести лет выступал на ринге. Восемь раз становился чемпионом Израиля среди юниоров. И хотя сыновья Ицхака потом сменили ринг на сквош-корт, отцовские уроки им пригодились в спорте и в жизни…
Секрет его жизни
Ицхак не стал выдающимся предпринимателем, как его брат Шмил, не пошел по научной стезе вслед за сестрой Анной, именитым химиком. Годы открыли в Ицхаке удивительный талант – жить достойно. Любить семью и родину, помнить место, где родился, дорожить дружбой, быть благодарным тем, кто помог тебе в трудную минуту, не тратить время на злобу и ненависть.
Начав свою карьеру в Кишиневе на тракторном заводе, Ицхак, совершив алию, четверть века проработал в военной промышленности Израиля. Прямо из ульпана он ушёл добровольцем на войну Судного дня. 40 лет прожив в стране, Ицхак все годы кропотливо изучал в открытом университете многовековую историю образования государства. Ездил со своими однокашниками в экспедиции по стране. Каждый год – все сорок лет! Когда сын Давид по молодости решил уехать в Америку, отец сказал: «Мы вызвали сюда родителей твоей мамы, семью моей сестры Клары, ее дети уже пустили здесь корни. Мы не можем всех подвести: наше место в Израиле». Сегодня Давид Ким (на американский манер сократил свою длинную фамилию) вместе с женой Лилах успешно ведут в Тель-Авиве свой бизнес, растят троих детей…
Изя три месяца не дожил до золотой свадьбы с Эстер, которую боготворил с первого дня их знакомства. Ицхак и Эстер прожили вместе долгие годы, которые вместили утрату родителей, алию, израильские войны, аварии, болезни. Но в минуту испытания каждый получал поддержку от любящего взгляда и улыбки второй половины. Во время большой алии они приезжали в аэропорт им. Бен-Гуриона и оказывали помощь новым репатриантам, совершенно незнакомым людям: устраивали на ночлег, давали одежду, предметы быта, деньги. С некоторыми из них отношения со временем перерастали в почти родственные связи. В 90-х годах местные СМИ оповещали израильтян о приезде по различным образовательным программам школьников со всего бывшего Союза. Призывали проявлять внимание и заботу к детям, оказавшимся в новой стране без родителей. Так Эстер и Ицхак познакомились с Эфит. Очень скоро Кишиневские стали для юной землячки ее второй семьей. Все четыре года учебы школьницы в интернате они морально и материально поддерживали девушку. Многие годы Кишиневские дружили с пожилой москвичкой Галиной Гинзбург, бывшей переводчицей, единственный сын которой жил в Америке. Ходили вместе на концерты, в театры, не один семейный праздник не обходился без «Галочки», как ее называли все члены семьи Кишиневских…
 
Живя в Израиле и путешествуя по миру, Ицхак никогда не забывал родные Единцы.
Раз в два-три года он обязательно приезжал навестить могилы родителей и родственников, погибших в годы Холокоста. Узнав, что в Единцах живет его товарищ детства и однокурсник Савва Симбирев, Ицхак предпочитал останавливаться у него… Но особенным праздником сердца для Изи были традиционные встречи мехфаковцев сельхозинститута. Когда Ицхак узнал о своей неизлечимой болезни, эти встречи стали одним из чудодейственных лекарств против недуга, с которым он боролся десять лет. Боролся так, как когда-то на ринге. Неукоснительно выполнял все назначения врачей, интересовался новыми диетами. Каждый день ходил на бассейн и в спортзал – плавал и выполнял комплекс упражнений. Узнав о новом экспериментальном препарате израильских ученых против рака, тут же соглашался испытать его на себе… Но самым эффективным допингом для него оставались встречи с однокурсниками, которые даже не догадывались о том, как тяжело Ицхак болен…
В каждый свой приезд он навещал любимого тренера Бориса Савченко и декана Аршо Смбатовича Парсаданяна. Нужно было видеть, какой нежностью и обожанием светились его глаза, когда он смотрел на дорогих учителей… До последнего дня он надеялся, что приедет 12 сентября на встречу мехфаковцев. Купил билет, перезванивался с друзьями, обговаривая маршрут и программу пребывания в Кишиневе. Накануне вылета ему стало плохо, его госпитализировали. Два месяца, страдая от сильных болей, в сознании и в бреду, путая сон и явь, Ицхак говорил с друзьями…
И вот наш Ицик пребывает в иных мирах. А в скайпе, хоть и горит желтый значок, означающий, что контактёра нет на месте, висит его сообщение- приветствие: «Я вас всех люблю. Ицхак». Как напутствие и утешение.

Охотник за словом

стамати

Константин Стамати-Чуря родился 4 мая 1828 года в Кишиневе,  на улице Георгицэ, 3, где была зеркальная фабрика. Там сохранилась часть дома, в котором прошло его детство. Отец,  Константин Стамати, занимался литературой, переводил произведения русских писателей,  состоял членом русской академии. Мать, Екатерина Чуря (отсюда вторая часть его фамилии), скончалась, когда мальчику не исполнилось и семи лет. С ранних лет  он овладел русским языком. Образование получил домашнее, под присмотром иностранных учителей, давших ему знание французского и немецкого языков. В двенадцать лет будущего писателя отправили учиться в лицей в Париж, где он изучал юридические и философские науки.

Вернувшись в 1850 году в Бессарабию, Константин Стамати-Чуря  стал работать в канцелярии военного губернатора области.  И занялся литературным трудом.  После женитьбы в 1860 году на Марии Фишер, писатель  с супругой переехал в родовое имение Каракушень (теперь Каракушений Векь Бричанского района). Здесь он посвятил себя литературному творчеству, живописи, искусству фотографии, зоологии, астрономии.

Из автобиографических заметок к  «Драматическим сочинениям» 1888 года известно, что Стамати- Чуря служил в русских представительствах в Берлине, Лондоне, Париже. Возможно, работал и в Вене, где в 1879 году родился один из его сыновей. И в 1880 году увидели свет ряд  его произведений на французском и немецких языках.

В 1853 году Стамати -Чуря — действительный член Бессарабского статистического комитета. С этого времени началась его публицистическая деятельность. В «Бессарабских областных ведомостях» он публикует статьи  о жизни края: земледелии, падеже скота, о быте бессарабских царан…

В 1885 году Стамати -Чуря возобновил публикацию своих произведений на русском языке в Кишиневе и в Одессе. В этот период происходит настоящий взрыв его творческой энергии. Один за другим выходят его новые работы: «Смерть Лермонтова», водевили «Выскочка», «M-ell Мефистофель», драмы «Дети осужденного», «Магдалина грешница» и другие.

Успех Стамати-Чури принесла книга «Воспоминания об охоте по Бессарабии» («Vinatoarea in Basarabia»). Первое прозаическое произведение Стамати -Чури, опубликованное в 1854 году в Одессе.  По всему видно, что молодой бессарабский  литератор  взялся  за описание родных степей под влиянием Гоголя и Тургенева.    

Герои «Воспоминаний»- реальные друзья автора и такие же, как он, заядлые охотники. Помещики Виктор Дическул из Галешть и Василе Колмуцки из Сынжерей — получили разрешение у губернатора на отстрел волков. Вместе с писателем они участвовали в охотничьей кампании больше месяца. Рассказ о приключениях друзей  местами прерывается веселыми байками, которые оживляют повествование.

В «Воспоминаниях » автор рассказал не только об их приключениях, но и подробно описал первозданную красоту бессарабской степи,  флору и фауну между Днестром и Прутом. Директор кишиневского издательства «Muzeum»  Юрие Колесник считает, что из этого произведения  Стамати -Чури получился бы отличный учебник по экологии, дающий наглядную картину изменения экосистемы края за 150 лет. Издатель опубликовал несколько статей о друзьях Чури. Их сыновья, унаследовавшие от родителей страсть к охоте, тоже были личностями неординарными.

Рисунок (4)

Например, сын Колмуцки, Егор, ради охоты прикупил в России столько поместий, что они, как гласит предание, превосходили по размерам императорские охотничьи угодья. Однажды, проиграв судебную тяжбу, Егор обратился за помощью к государю. Монарх ответил, что проситель, располагающий такими владениями, в состоянии покрыть еще большие издержки… Сыновья Чури, Михаил и Леонид, да и внуки писателя, тоже были охотниками. Известен случай времен революции 1917 года. Под Единцами свирепствовала банда вооруженных грабителей. Добрались они и до имения Чури в Каракушений-Векъ, где в тот момент находились сын писателя Михаил и семеро женщин. Вооруженный двустволкой, меткий стрелок обратил бандитов в бегство.

chiurea

Из-за женщин писатель не раз стрелялся на дуэли. Однажды даже лишился глаза, что не помешало ему взять в жены одну из первых красавиц Вены и поселить ее в Каракушений-Векъ. Чуря сам спроектировал будущий дом для возлюбленной и заложил красивейший парк. Писательский труд совмещал с изучением небесных светил в профессионально оборудованной астрономической обсерватории. Фотографировал, охотился в африканской саванне на тигров, снискав лавры редкого смельчака.

После того как Константин Чуря породнился с митрополитом Буковины и Далмации Сильвестром Морариу-Андриевичем, он перевел на молдавский язык большую часть своих произведений. Издал в Черновцах двухтомник «Драматические сочинения» (1888 и 1893), затем роман «Остров Сахалин» (1894), сборники очерков, повестей и эссе.

Скончался Константин Стамати -Чуря 22 февраля 1898 года в своем имении Каракушень. В 1988 году, во время празднования 160-летия со дня рождения писателя, в стенах школы  Каракушений Векь открылся музей, посвященный его жизни и творчеству. В 1993 -м в селе установили бюст литератора.

Дочь Стамати-Чури, Мелания Грэчану, пошла по отцовским стопам. Писательница творила и жила в Румынии и Франции. Первые ее публикации на русском языке увидели свет в Кишиневе. Сын Михаил тоже любил охоту, известность получил как мемуарист. Внук Георге внес вклад во французскую прозу…